Тринциклопедия: энциклопедия комикса NO JAM TODAY 3k

Вынести пояснения к выпускам NO JAM TODAY 3k в отдельную «тринциклопедию» — рискованное, но осознанное решение. Сами выпуски требуют от зрителя и внимательности, и умственного усилия — безусловно, тех качеств, добиться которых сегодня от Интернет-пользователя крайне проблематично; и несмотря на это лишний клик всё же необходим, чтобы не дать зрителю лишний раз полениться и чтобы заставить его смотреть на эти абстрактные комиксы так же, как на современное искусство, — то есть вопрошающе, вдумчиво и заглядывая в себя.

Эту же страницу следует воспринимать как своего рода TvTropes для No Jam Today: уже самостоятельно прочувствовав чужую работу и обдумав её, вы можете обратиться к энциклопедии и узнать, как она устроена — и почему именно так.

← к списку всех выпусков NO JAM TODAY 3k

Оглавление

Концепция серии

логотип 3k

NO JAM TODAY 3k — особый художественный графически-лингвистический проект, представляющий собой пространство для визуальных и текстовых экспериментов, ещё сильнее отдаляющих изображение с надписью от традиционного формата комикса.

Место действия 3k — далёкий постапокалиптический 3000-й год, почему-то отражающий в себе мир сегодняшний; его главные герои — кот-матрёшка Nom, человек-звезда Jat и голова-девочка Day, также объединяющие страны и эпохи; их высказывания — абстрактные, в чём-то концептуальные сообщения, в которых можно найти что-то для себя, а можно — нет. (А ещё 3 буквы К — это инициалы автора.)

Выпуски NO JAM TODAY 3k строятся по принципу «имя героя: высказывание героя — комментарий относительно действия героя» (как правило, на «универсальном» английском языке) и затрагивают одновременно и глубоко философские, вечные темы, и события сегодняшнего дня. И тексты, и изображения в 3k основываются на артефактах популярной культуры (например, расхожих цитатах) и на художественных концепциях известных художников XX-го века. Читателю же, которого ставят перед с виду простым, «дизайнерским» изображением, как раз и предлагается распутать этот клубок из мыслей, событий и отсылок.

↑ к оглавлению

Герои серии

герои 3k

Nom (Ном) — гигантский кот-матрёшка: олицетворение восточного начала. Это то, что сохранило свою связь с природой и продолжает черпать энергию из первозданного; но и то, что постоянно усваивает чужое и сохраняет полученное в новый слой себя. Это безглазая дарума и безносая кокэси, существо с ушами, которое слышит тебя, но без лица, по которому ты мог бы прочесть его мысли; это милый с виду монстр-кайдзю, что молчаливо высится рядом с тобой.

Jat (Джет) — летающий человек-звезда: олицетворение русского начала. Это и советская звезда, и звезда космическая; это одновременно космонавт, стремящийся в светлое будущее, в неизведанное, в лучшее — и тот, кто спрятался от внешнего мира в своём скафандре и потому не способен трезво оценить ситуацию и найти с кем-либо общий язык. Это особое существо, вынужденное искать своё место между двумя чуждыми мирами — миром Востока и миром Запада.

Day (Дей) — парящая голова девочки: олицетворение западного начала. Это озорные детские косички и хищные взрослые глаза; это голова без тела, однажды поднятая в воздух могучим разумом, а теперь удерживаемая там уверенностью в собственных силах. Это супергеройская маска, за которой кроется и лицо невинной японской девочки-мироспасительницы, и гримаса надменной западной девчонки-супергероини, которая утратила связь с реальностью.

Поскольку речь всё-таки идёт о далёком и абстрактном будущем, то распределение по сторонам света может и не иметь принципиального значения для каждого отдельного выпуска. Но определённый слой геополитических смыслов сохраняется, и читатель при желании выудит их самостоятельно — что нормально.

Имена — Nom, Jat и Day — составлены, как нетрудно заметить, из названия самой серии комиксов No Jam Today. Nom-nom — эстетичное звукоподражание для процесса пожирания; Day — «день» и как категория времени, и как светлое время суток; Jat созвучно jet и напоминает о самолётах-истребителях и ранцах-джетпаках. Героев трое — и вы знаете, кого ещё трое.

↑ к оглавлению

Интерпретация выпусков

Nom, Jat & Day Become Sad & A Mandala

#348 превью комикс 348
Мандала — сакральное схематическое изображение либо конструкция, используемая в буддистских и индуистских религиозных практиках; представляет собой модель мира и выглядит как ряд вписанных друг в друга геометрических фигур с изображениями внутри. Во время отдельных ритуалов мандалы создаются из цветных порошков, после чего разрушаются. Мандалу можно всерьёз рассматривать как инструмент для изучения собственного «я» — или её банально рисовать и раскрашивать, чтобы расслабиться и получить удовольствие от самого довольно медитативного процесса.

Герои выпуска, желая справиться со стрессом, вызванным текущими событиями, решают сами превратиться в мандалу. Из-за совпадения цветов части тел героев пропадают, проявляя другие — то есть позволяя «изучить себя». Изображение от этого принимает более абстрактный характер.

В тексте также использовано особое свойство английского языка, которое позволяет строить непоследовательные, но допустимые с точки зрения языка конструкции типа «стали грустными и мандалой».
к выпуску #348 → ↑ к оглавлению

Jat Takes Up to The Skies

#349 превью комикс 349
Выпуск отсылает к работам Джаспера Джонса — художника, который работал в жанрах абстрактного экспрессионизма и поп-арта/нео-дада и, среди прочего, в 1950-х экспериментировал с образом американского флага.

Вертикальные полосы, поднимающиеся из нижней части, это одновременно небоскрёбы, которые значительно выше человека, и полосы флага; массив Джетов, направляющихся к небесам, — одновременно и попытка человека вновь занять позицию выше созданного собою (при этом круги голов сливаются с полосами небоскрёбов), и звёзды на флаге (а звезда как таковая непосредственно связана с мотивом неба).

Дополнительные смыслы можно извлечь, если вспомнить, что Джет — олицетворение русского начала. Дей (Запад) и Ном (Восток) уже находятся на вершинах «небоскрёбов». Как именно Джет собирается возвыситься над собственными «небоскрёбами» — с помощью каких-то новых технологий или за счёт собственной силы воли? Сможет ли он надолго удержаться там, наверху, не переоценил ли он свои силы?
к выпуску #349 → ↑ к оглавлению

Nom, Jat & Day Haven't Changed in The Slightest

#350 превью комикс 350
Выпуск размышляет над такими искусственными, чисто социальными и психологическими, границами, как Новый год или день рождения. Хотя пересечение таких границ в действительности никак не меняет ни мир, ни самого человека, внутреннее восприятие мира до и после этого момента отличается, и человек склонен нуждаться в подобных границах и в их пересечении.

Одни и те же тела героев меняются, когда они переходят через границу и попадают в новое время; что-то забывается и исчезает, что-то незаметное проявляется. Текст, говорящий о том, что герои ничуть не изменились, становится в принципе неразличимым, так как полностью сливается с фоном.

Зелёный и красный — привычные рождественские цвета. Зубчатая граница между двумя зонами — момент перехода. Олени из полумесяцев (полумесяц как символ полуночи) — вариация на известный узор с оленями для свитера.
к выпуску #350 → ↑ к оглавлению

Nom Is Aware of The Round Nothing in The Center of The Triangle

#351 превью комикс 351
Песня Fly Me to the Moon, изначально называвшаяся In Other Words, написана Бартом Ховардом в 1954-м году; в 1964-м была перепета Френком Синатрой и стала ассоциироваться с лунной программой «Аполлон» (1961-1972).

Несколько вариантов этой песни использовано в качестве эндингов в оригинальном аниме-телесериале Neon Genesis Evangelion (1995-96). Цветовая палитра и треугольная форма отсылает к трём «Евам» — пилотируемым роботам из этого сериала. Джет на пути к Луне также пробивается через шестиугольный рисунок АТ-поля. Космонавт-звезда Джет, на месте которого логично было бы представить парня Синдзи (цвета Аски и Рэй — у Дей и Нома) получает, однако, цвет Мари — решительной девушки-пилота из более позднего Rebuild of Evangelion.

Ном в ответ на просьбу Дей «слетать с ней до Луны» цитирует фразу «That's no moon!» («Это не луна!») из фильма Star Wars IV: A New Hope (1977). То белое пятно, которое можно было бы списать в абстрактной графической работе за Луну, оказывается «круглым ничто» — т.е. отсутствием чего-либо в пространстве цветного треугольника, ограниченного бесконечной белой «пустотой». Ном обнаруживает осведомлённость о границах собственного мира — и разрушает четвёртую стену, придавая известной фразе абсолютно иное значение — одновременно заставляя вспомнить о теориях фальсификации высадки на Луну.
к выпуску #351 → ↑ к оглавлению

Day Does Not Speak French

#355 превью комикс 355
Выпуск отсылает к картине Рене Магритта «Вероломство образов», на которой изображена курительная трубка с подписью на французском «Это не трубка». Суть картины в том, что парадокса в подписи нет: собственно, это и вправду не трубка, а лишь изображение трубки.

В выпуске Дей произносит на французском фразу «Я не говорю по-французски», а подпись сообщает, что Дей не говорит по-французски; но ведь только что она произнесла фразу именно на французском языке! В русском переводе («Дей не говорит по-французски») возникает парадокс, которого из-за особенностей грамматики нет в английском оригинале: «Day does not speak French» — «Дей не говорит по-французски вообще, в принципе», и это правильно, поскольку она могла знать всего одну фразу; ситуация была бы иной, если бы текст гласил «Day is not speaking French» — «Дей не говорит по-французски в данный момент».
к выпуску #355 → ↑ к оглавлению

Nom Is The Measure of All Things

#356 превью комикс 356
«Человек есть мера всех вещей» — тезис древнегреческого философа Протагора (5-й век до нашей эры), говорящий о том, что видение мира у каждого человека обуславливается его чувствами, а поскольку чувства у всех разные, то и видение мира не может быть одинаковым. Такому тезису можно найти и более прямое применение: например, в архитектуре пространство действительно «промеряется» человеком, и отчасти это же справедливо в реалистической живописи.

По-английски тезис звучит как «Man is the measure of all things», поэтому при подставлении Nom вместо Man мы получаем дополнительный каламбур. В выпуске всё действительно промеряется через Нома: он становится единицей измерения («1 ном»), а весь остальной мир — включая не только персонажей, но даже пояснительный текст и адрес сайта — теперь можно выразить в «номах».

Цветовая гамма выпуска соответствует одному из наиболее распространённых расцветок измерительной рулетки.
к выпуску #356 → ↑ к оглавлению

Nom Missed Nothing

#357 превью комикс 357
Если на русском языке естественно говорить «ничего не пропустил», то в английском двойное отрицание отсутствует, и «ничего/ничто» выступает как самостоятельная единица, которую можно пропустить так же, как и что-то другое: «пропустить ужин», «пропустить поворот сюжета», «пропустить ничего». Во второй панели Джет текстуально демонстрирует нам то самое «ничто», которое затем пропустит Ном.

Цветовая гамма выпуска перекликается с современным американским хип-хоп-рэп-мюзиклом Hamilton (2015) об одном из отцов-основателей Америки — Александре Гамильтоне. В начале второго акта звучит песня What'd I Miss про Томаса Джефферсона, вернувшегося из Франции; вторая панель обыгрывает непосредственно постер мюзикла — и особенно подиум в форме звезды, совпадающий с очертаниями Джета.
к выпуску #357 → ↑ к оглавлению

Nom Crossed The Crime Scene

#366 превью комикс 366
«Бог умер» — высказывание немецкого философа Фридриха Ницше, популяризированное в конце XIX-го века его циклом «Так говорил Заратустра». Бог не просто «мёртв», а «убит» нами самими — и герои выпуска находятся как раз на «месте преступления».

«Смерть Бога» говорит о потере веры в существование некой основы мироздания, первопричины, источника мирового порядка; в этом контексте часто вспоминают формулу «если Бога нет — то всё дозволено», предложенную Фёдором Достоевским в «Братьях Карамазовых». Поскольку текущие представления о «моральном» не предопределены кем-то свыше, то они придуманы человеком, а если они придуманы человеком, то ничтожны, поскольку не могут быть правильнее любых других придуманных человеком, даже сегодня считаемых «аморальными».

Ном, находясь на «месте преступления» и убедившись в «смерти Бога», больше не испытывает необходимости следовать правилам, и покрывает пространство крестами (игра слов: do not cross с известной жёлтой ленты может означать и «не пересекать», и «не покрывать крестами»). Дополнительные смыслы придаются появлением самого образа креста (их «установка» на «могиле» таким способом — это хорошо или плохо?), а также наличием «черты», которую Ном «переступил» (cross the line), нарушив правила.
к выпуску #366 → ↑ к оглавлению

Nom Has A Galaxy on His Belt

#367 превью комикс 367
Танабата (Hoshi Matsuri, Фестиваль Звёзд) — японский праздник, чаще всего отмечаемый 7 июля; уходит корнями в китайский праздник Циси (Ночь Семёрок). Праздник связан с китайской легендой о ткачихе Орихимэ (в японской версии) и пастухе Хикобоси: влюбившись, дочь перестала прясть для своего отца — «короля неба», за что была им наказана. Орихимэ (Вега) и Хикобоси (Альтаир) оказались по разные стороны «небесной реки» (Млечного пути) и могут встречаться только раз в году, на 7-й день 7-го месяца (что по лунному календарю приходится на различные дни в августе, а не на 7 июля). Одним из обычаев на Танабату является украшение бамбуковых ветвей цветными бумажными полосками с желаниями — тандзаку. Светлячки, фейерверки — признаки японского лета и поры фестивалей (мацури).

Слова Дей об «истории, которой ты не знаешь» — отсылка к песне с тем же названием (Supercell — Kimi no Shiranai Monogatari); в этом эндинге к аниме Bakemonogatari, поддерживая мотив неразделённой любви, важную роль играет «летний треугольник» из звёзд Вега, Альтаир и Денеб — трёх наиболее ярких звёзд, которые особенно заметны в средних широтах северного полушария летом и осенью. Танабата — популярный в массовой культуре праздник; так, в серии ранобэ и аниме «Меланхолия Харухи Судзумии» 7 июля является датой для ключевых событий, а в отдельном эпизоде герои отправляют свои желания божествам и рассчитывают, как долго те будут доходить до них при движении со скоростью света.

Слова о «галактике на поясе Нома» — отсылка к фильму Men in Black (1997), а именно ко фразе «галактика находится на поясе Ориона» (как выяснится, не созвездия, а кота с тем же именем). Ном, как персонаж, в выпусках NJT 3k чаще всего соотносимый с миром как таковым, — это идеальный кандидат и на роль «короля неба», и на роль носителя (в прямом и переносном смыслах) галактики.
к выпуску #367 → ↑ к оглавлению

Nom Has Been Caged inside Negative Space

#368 превью комикс 368
Выпуск построен вокруг экспериментального музыкального произведения «4'33"» («Четыре минуты тридцать три секунды», 1952), в котором современный американский композитор Джон Кейдж предлагает считать собственно произведением звуки, наполняющие пространство всё то время, пока исполнитель ничего не играет на своём инструменте.

Роль тишины в выпуске комикса — безусловно, визуальном произведении, — исполняет негативное пространство, которым и формируются силуэты Нома; английское caged одновременно запирает Нома в этой «клетке», образуемой также полосами-струнами, и отсылает на фамилию автора упомянутой работы (John Cage). 4'33" превращаются в 4.3(3) — то есть четыре целых и одну третью; Ном чувствует только «4 и 1/3» себя, что можно трактовать как потерю 2/3 одного из 5 чувств — очевидно, слуха, ведь тот поток структурированной звуковой информации, которой мы ожидаем от музыканта, севшего за рояль, отсутствует.

Для поддержания музыкальной темы выпуск обращается к визуальным образам, в принципе связанным с музыкой (эфы, эсы, струны, нотный стан). Идея нарисованных на спине Нома эфов (f-образных вырезов на корпусе скрипки) заимствована из работы Le Violon d'Ingres (1924) американского фотографа Ман Рэя, в которой тело обнажённой модели уподобляется музыкальному инструменту.
к выпуску #368 → ↑ к оглавлению

Nom Knows What The Fox Said

#370 превью комикс 370
Тема выпуска — японский праздник Обон, чаще всего проводящийся 13—15 августа. В Обон вспоминают своих предков, танцуют вокруг красно-белой башни-платформы особый танец — Бон Одори — и пускают на воду фонари-лодки, которые призваны указать потерянным душам путь в мир мёртвых.

На пяти горах Киото в завершение Обона зажигаются гигантские костры-иероглифы — Джет своей формой имитирует наиболее известный из них, со значением «большой» (dai). Другой иероглиф имеет отношение к воротам-ториям, которых невероятное множество уставлено в киотском святилище Фусими Инари, посвящённом богине-лисице, и потому тексты Нома и Дей обыгрывают лисью тему.

В случае Нома — это отсылка на англоязычную фразу «What does the fox say?» («Что говорит лиса?»), популяризированную песней норвежского комедийного дуэта Ylvis; услышав истинный ответ от самой лисы, Ном превращается в неё. В случае Дей — это отсылка одновременно на песню Megitsune («Девушка-лисица») японской поп-метал-группы Babymetal и серию компьютерных игр Star Fox. В песне соблазняюще прекрасных девушек сравнивают с фольклорными лисами-искусительницами кицунэ, но героини смело отвергают обвинения в злом умысле; появляются религиозно-фестивальные мотивы — древние храмовые жрицы, танцы, фейерверки, национальные инструменты сямисэн и тайко. Сама же игра Star Fox предположительно была придумана под впечатлением от бесконечных коридоров ворот в Фусими Инари; полосы-крылья в верхней части выпуска напоминают одновременно и крылья истребителя из игры (вкупе со стреловидной формой силуэта лисьей морды), и крылья с логотипа группы Babymetal.
к выпуску #370 → ↑ к оглавлению

Nom Is Afraid He Cannot Do That

#382 превью комикс 382
«Klaatu barada nikto» — кодовая фраза из научно-фантастического фильма The Day The Earth Stood Still (1951), приказывающая автономному роботу не уничтожать Землю.

«I'm sorry, Dave, I'm afraid I can't do that» («Извини, Дейв, боюсь, я не могу этого сделать») — реплика отказывающегося повиноваться корабельного компьютера HAL 9000 из научно-фантастического фильма 2001: A Space Odyssey (1968). К этому же фильму отсылают чёрный фоновый прямоугольник-монолит и красный всевидящий «глаз» в центре; текст в нижней части повторяет данные на экране монитора (включая фрагмент NOM) в указанный временной момент оригинального фильма. Место Дейва (Dave) в выпуске занимает героиня с созвучным именем Дей (Day).

Выпуск, таким образом, создаёт новый диалог между «человеком» и «искусственным интеллектом» из двух реплик, заимствованных из различных фильмов, но имеющих схожий контекст. В качестве дополнительной визуальной нагрузки выступают внешняя окружность, напоминающая орбиту планеты, и текст в центральном круге, похожий на улыбку.
к выпуску #382 → ↑ к оглавлению

Day Arrives at A Conclusion

#383 превью комикс 383
В научно-фантастическом фильма Contact (1997) героиня-учёный отправляется в шаре-капсуле к высшей расе инопланетян и, столкнувшись с неописуемым, заявляет, что следовало отправлять не учёного, а поэта («They should've sent a poet»); сама цитата может быть отсылкой к рассказу фантаста Альфреда Бестера Disappearing Act (1953), где именно поэт был необходим для того, чтобы разобраться с паранормальными случаями перемещения людей в иные миры. В выпуске, однако, Дей говорит не о «поэте», а о «художнике» — указывая на произошедший т.н. визуальный поворот и сегодняшнее доминирование изображения над текстом.

Необходимость «художника» вместо «поэта» подчёркивается тремя кольцеобразными визуальными символами, чьё однозначное текстовое описание затруднительно. Во-первых, уроборос — змея, пожирающая сама себя, символ вечности, бесконечности, цикличности жизни. Во-вторых, энсо — каллиграфический знак, который отражает состояние рисующего, символизирует вселенную, просветление. В-третьих, круговой визуальный язык из научно-фантастического фильма Arrival (2016), в котором само понимание этого языка позволяет по-иному взглянуть на устройство вселенной и на течение времени.

К последнему фильму отсылает вторая надпись выпуска («Day arrives at a conclusion», буквально «прибывает к заключению»); к первому — внешний круг, формой напоминающий спутниковую антенну и указывающий на ограниченное, земное и человеческое происхождение всех перечисленных символов.
к выпуску #383 → ↑ к оглавлению

Nom Is Indifferent towards The One & Three Chairs

#395 превью комикс 395
One and Three Chairs (1965) — работа Джозефа Кошута, художника-концептуалиста. Представляет собой заменяемый стул, фотографию этого стула и неизменное словарное определение слова «стул», таким образом одновременно объединяя представление о предмете (один «стул») и разделяя способы его представления (три «стула»). Стул, наряду со столом, как таковой часто встречается при разговоре о природе вещей — например, какие части стула могут изменяться, чтобы при этом стул оставался стулом?

«Not my chair, not my problem» — строчка из Drinking Out of Cups (2003), работы Дена Дикона, музыканта и композитора. В этой сатирической зарисовке автор записывает поток сознания себя в роли стереотипного жителя Лонг-Айленда, переключающего телеканалы и пытающегося общаться с миром по ту сторону экрана; она представляет собой одновременно восприятийный эксперимент и пример абсурдистского юмора.

Совмещение концептуалистской работы о стульях с фразой «не мой стул, не моя проблема» может интерпретироваться двояко. Во-первых — как нежелание среднестатистического зрителя задумываться о более сложных, менее бытовых законах и связях, лежащих в основе нашего восприятия окружающего мира. Во-вторых — как, наоборот, усталость художника будущего от постоянного анализа и стремление к менее информационно нагруженному искусству.
к выпуску #395 → ↑ к оглавлению